Английский на пике?

Почти 400 миллионов человек говорят сегодня на английском как на родном. Больше миллиарда знают его как второй язык, и фактически четверть населения всего мира (примерно 1,75 млрд) изъясняются на нем на приемлемом уровне. Английский – официальный язык в 59 странах, и неофициальный – еще в нескольких десятках стран. Аналитики отмечают, что даже в новостной службе France 24 английский язык используется больше, чем французский. Глобальное признание английского языка выросло фактически всего за столетие. Сейчас английский – международный язык СМИ и телекоммуникаций, технологии и торговли, науки, дипломатии и, в конечном счете, всей мировой экономики.

Чтобы отследить растущее влияние английского на другие языки, достаточно проанализировать лексический обмен между странами. До 20 века в английский пришло множество заимствований из латинского, греческого, французского и многих других языков. Однако позже, когда США стали доминирующей сверхдержавой, английский стал экспортировать слова в другие языки (вспомним джинсы, лонгслив, боди, шорты, фитнес и пр.).

Дивиденды от повсеместного распространения английского огромны. По подсчетам специалистов, общий доход от преподавания английского как иностранного в Великобритании составляет около 2 млрд фунтов ежегодно. По прогнозам, эта цифра может увеличиться до 3 млрд фунтов к 2020 году.

Новые жизненные реалии меняют возможности языка и отношение к нему. Может ли язык удерживать лидирующую позицию неограниченно долго?

Выход Великобритании из Евросоюза (так называемый "брэкзит") ставит перед нами новые вопросы. Останется ли английский языком ЕС? Сегодня английский – один из 24 официальных языков и основной рабочий язык институтов ЕС. "Брэкзит", вопреки ожиданиям многих, вряд ли это изменит. По словам редактора BBC Europe Кати Адлер, английский продолжит оставаться языком ЕС – к большому сожалению французов. Дело в том, что работающие с 1958 года языковые правила Евросоюза предполагают любые изменения только по результатам единогласного решения всех членов союза, а Мальта и Ирландия, в которых английский язык государственный, будут однозначно против отказа от своего языка.

Сегодня все больше принято говорить об использовании «ЕС-английского» со специальной лексикой, упрощенной структурой предложений и значительными отклонениями от «правильного» английского. Таким образом, "брэкзит" ведет к изменению положения английского языка: с одной стороны, существенному ослаблению позиций языка (ведь это, по сути, язык упрощенный), и его укреплению, с другой, ведь к числу говорящих на английском прибавились те, кто пользуется "евро-английским".

Трудно признать уязвимость такого языка, как английский. Но истории известны примеры ослабления доминирующего языка. В конце концов, это то, что произошло в XVII веке с французским языком, когда новая власть во Франции возвеличила роль французского языка и сделала его языком цивилизованной Европы: французский заменил латынь, занимавшую эту роль в течение 15 веков, но потерял свои позиции в 19 веке.

Можно ожидать, что после того, как новые силы, (Китай, Индия или Бразилия, например), утвердятся экономически и политически, их лингвистическое и культурное влияние также будет ощущаться среди тех, кто рассчитывает на бизнес с ними, а затем и друг с другом. Но, как и во всех новых доминирующих языках, будет наблюдаться отставание. При этом уважение к нынешней англоязычной традиции будет естественным образом падать.

По мнению британского ученого Николаса Остлера, нынешний пик английского языка, вероятно, яркий, но не сопоставимый с мировой славой языков-предшественников – латыни и фарси. Спад его влияния будет совпадать, по всей видимости, с мировым ростом Китая.